Союз «Торгово-промышленная палата Республики Татарстан»
Консультации по ТФБ Стать членом Союзa «ТПП РТ»
  • +7 843 264-62-07  приемная
  • +7 843 236-99-00  орг. отдел
  • +7 843 238-61-04  "горячая линия"
    правового центра

Новости


25 Апреля 2017 ГД рассмотрит законопроект о страховании банковских вкладов бизнеса

Средства малых и средних предпринимателей на счетах банков предлагается страховать в случае отзыва лицензии. Так же, как это происходит сегодня с вкладами простых граждан. Об этом заявил глава комитета Госдумы Анатолий Аксаков в кулуарах Ялтинского международного экономического форума, передает ТАСС.

По словам депутата, после согласования в Банке России и Минфине законопроект будет внесен в Госдуму. "Это будет отдельный законопроект. Мы его сейчас готовим, и я думаю, что до конца этого месяца мы его внесем", - пояснил он.

Напомним, что по этому законопроекту в случае отзыва лицензии у банка возможно введение разовой страховой выплаты субъектам малого и среднего предпринимательства (МСП) в пределах 1,4 миллиона рублей. То есть будет применяться такое же правило, как и для частных лиц.

https://rg.ru/2017/04/24/gd-rassmotrit-zakonoproekt-o-strahovanii-bankovskih-vkladov-biznesa.html

24 Апреля 2017 Центробанк создаст платформу моментальных платежей и переводов для клиентов всех банков
ЦБ вместе с банками-членами ассоциации «Финтех» собирается создать платформу моментальных платежей, с помощью которой люди смогут переводить деньги другим физлицам и оплачивать товары и услуги на сумму до 100 тыс. руб. Как пишет РБК, об этом газете «Ведомости» рассказала директор департамента национальной платежной системы ЦБ Алла Бакина. Интернет-сервисы новой платформы будут интегрированы с платежной системой ЦБ, доступ к которой сейчас есть только у банков.

Готовящаяся платформа — сложный инфраструктурный проект, реализация которого займет минимум несколько месяцев, говорит исполнительный директор «Финтеха» Борис Ким. По его мнению, организовывать переводы с карты на карту — дорогое занятие, и нет смысла создавать еще одну систему. ЦБ рискует потерять роль арбитра и подорвать развитие платежной системы «Мир», считает специалист бизнес-школы «Сколково» Егор Кривошей. Кто станет владельцем платформы и сколько составит размер комиссии за переводы, если она будет, пока неясно.

Новая платформа будет конкурировать с сервисом переводов «Сбербанк онлайн», который предоставляет в этом году собирается запустить услугу перевода с карты на карту сторонник банков. Сейчас такую услугу уже предоставляют «Уралсиб», ВБРР и система «Золотая корона», пишут «Ведомости». Стоимость перевода с карты на карту в среднем сейчас составляет 1,5% от суммы операции: в дороговизне услуги банкиры винят платежный системы, которые взимают комиссию с банка-эквайера (предоставляет услугу по переводы средств). Ее размер, по словам банкиров, может достигать 0,5-0,9%.

Ассоциацию «Финтех» учредили ЦБ, Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк, «Открытие», Альфа-банк, НСПК и Qiwi.    

http://ekb.dk.ru/news/tsentrobank-sozdast-platformu-momentalnyh-platezhey-i-perevodov-dlya-klientov-vseh-bankov-237076691?utm_source=mail&utm_medium=letter&utm_campaign=rassylka_every_day

19 Апреля 2017 Банки догнали стартапы
Финансовым стартапам не удалось победить традиционные банки, которые быстро цифровизуются. Финтех 2.0 – это симбиоз с банками и развитие в других потребительских секторах.
До сих пор в истории ни одна индустрия не трансформировалась так быстро, как финансы под давлением финтеха. Чтобы лучше представить текущее состояние отрасли, которая, по оценкам экспертов, может сократить до 30% рабочих мест в банках к 2025 г., стоит посмотреть на этапы ее развития.
Начальный этап продолжался с момента становления интернета в конце 1990-х и вплоть до кризиса 2008 г. В это время основной моделью стали онлайн-платежи и сопутствующая инфраструктура. Знаковые компании этой эпохи – ныне крупнейшие финтех-компании мира PayPal (оценка – $50 млрд) и Ant Financial (оценка – $60 млрд), где основой бизнеса служит китайский конкурент PayPal – мобильный кошелек Alipay.
После кризиса 2008 г. изменения в регулировании банковской отрасли и общее ухудшение ситуации на банковском рынке привели к тому, что многие банки стали закрывать целые направления деятельности. Значительно пострадало кредитование сегмента среднего и малого бизнеса (СМБ): в США банки до сих пор выдают меньше займов сегменту СМБ, чем делали это 10 лет назад. Также банки по всему миру стали повышать требования к потенциальным заемщикам, закрыв доступ к банковскому кредитованию значительной доле населения. Все это открыло дорогу множеству финтех-стартапов, постаравшихся заполнить ниши, оставленные банками.
Удастся ли банкам извлечь урок из опыта телекоммуникационных компаний и остаться основой цифровой экосистемы будущего или же они станут просто инфраструктурным сервисом?
нет автора цитаты
1
Кредитование занимает более 50% в прибыли банков, и именно в этом сегменте появилось наибольшее количество финтех-стартапов последних 10 лет. За счет большей гибкости (часто вследствие недосмотра регулятора), онлайн-модели, умения работать с альтернативными данными, не используемыми банками, а также наличия дешевого фондирования, наполнившего финансовую систему после кризиса, многие стартапы смогли предложить своим клиентам лучшие условия, чем банки.
Популярной темой для подрыва в это время стали и управляющие активами, многие из которых исторически не хотели работать с клиентами, имеющими менее $500 000. Все изменилось с приходом так называемых робоадвайзеров. В отсутствие платежей живым управляющим алгоритмы могли показать сравнимую доходность, а автоматизация процесса позволила минимизировать операционные затраты.
Но с ростом масштаба финтеха стали проявляться и первые серьезные сложности. То, что в свое время помогло стартапам выделиться на фоне банков – фокус на одной ключевой услуге, – стало серьезно ограничивать потенциал роста финтех-компаний. Наличие линейки продуктов не только позволяет лучше монетизировать аудиторию, но и служит для удержания клиентской базы. Не имея возможности предложить своей аудитории дополнительные продукты, многие стартапы вынуждены были конкурировать по цене, что привело к тому, что некоторые модели оказались просто неработоспособными.
Наглядный пример – индустрия робоадвайзинга. Аналитики ожидают, что сектор, которого практически не существовало еще несколько лет назад, к 2020 г. может собрать до 10% всех глобальных активов, или астрономическую сумму в $8 трлн. Казалось бы, идеальная среда для стартапов. Но, как показала практика, за счет кардинального снижения комиссий в этом сегменте стартапам для окупаемости требуются десятки лет работы в минус. Лидер отрасли Betterment после $200 млн инвестиций смог привлечь под управление лишь $6 млрд, тогда как для окупаемости инвестиций эта цифра должна быть на порядок выше.
Почему же аналитики прогнозируют такой быстрый рост данной индустрии? Все просто. Текущие крупнейшие игроки управляют триллионами долларов, и в первое время они присматривались к новой модели. Но как только стало очевидно, что робоадвайзинг представляет собой перспективный продукт, в этот сегмент подтянулись классические игроки. Например, Vanguard ($3,4 трлн под управлением) за первый неполный год работы в 2015 г. собрала более $30 млрд в свой робоадвайзинговый сервис – в 5 раз больше, чем Betterment почти за 10 лет на рынке.
Вариантов сотрудничества финансово-технологических стартапов, банков и регулятора могут быть десятки; чтобы их реализовать, надо отойти от привычных стереотипов
нет автора цитаты
Развитие сегмента робоадвайзинга наглядно показывает вектор движения всей финтех-индустрии. Подпитанные дешевой ликвидностью, наполнившей финансовую систему в посткризисные годы, многие стартапы закрывали глаза на большие убытки и пытались идти против устоявшихся финансовых институтов. Но с середины 2015 г., когда на венчурном рынке наступило затишье, инвесторы стали активно искать стартапы, масштабирование которых не сопряжено с бесконечными вложениями. С другой стороны, к этому моменту банки окончательно перестали бояться угрозы со стороны финтеха и перешли к стадии активного вовлечения в работу с сектором. Варианты сотрудничества простираются от простой продажи услуг стартапов по своей клиентской базе до полноценных технологических партнерств, создания акселерационных программ, инвестирования и покупки стартапов.
Все это привело к следующему логическому витку развития финтеха. Финтех 2.0 – это переход от конкуренции между финтехом и существующими игроками к сотрудничеству. Можно сказать, что 2016 год стал переломным для финтеха. Впервые в США доля проинвестированных b2b-проектов превысила половину, составив 56% от общих инвестиций в финтех. Фокус инвесторов на b2b показывает их веру в то, что основой будущего роста финтех-стартапов является не конкуренция, а кооперация с существующими игроками.
Вопрос большей технологизации банков – дело времени. Финтех-стартапы редко обладают технологиями, недоступными банкам. Многие стартапы играют на негибкости существующих банковских систем и общей медлительности игроков финансового сектора. Но банки начали и продолжат меняться. Банки не могут стать в одночасье финтехом, но, вводя изменение за изменением, они могут постепенно пройти цифровую трансформацию.
Например, крупнейший банк в США JPMorgan хотел оптимизировать доступ к кредитам для своих 4 млн клиентов сегмента СМБ. Процессы банка не позволяли быстро принимать кредитные решения, и обслуживание данной аудитории зачастую становилось невыгодным. Вместо запуска собственного продукта в JPMorgan пошли на партнерство с OnDeck, одной из крупнейших в США онлайн-площадок по кредитованию СМБ. Совместный продукт имеет в основе технологии OnDeck, но распространяется по клиентской базе JPMorgan, сильно снижая траты на привлечение заемщиков (ключевая статья расхода кредитных стартапов). Сами кредиты также выдаются за счет средств JPMorgan, решая основную проблему кредитных стартапов – доступ к капиталу.
Важнейший элемент, влияющий на вектор развития финтех-индустрии, – регулирование. Правильная регуляторная среда может как способствовать росту количества финтех-стартапов, так и стимулировать банковский сектор на более активное развитие собственных финтех-компетенций. В недавнем опросе E&Y самой дружелюбной юрисдикцией для финтех-стартапов была признана Великобритания. Одним из важнейших элементов регулирования в Великобритании является наличие так называемой песочницы (sandbox) – возможности запуска и теста новых продуктов без их обязательного соответствия текущим нормам. Таким образом регулятор видит все новые модели, появляющиеся на рынке, а компании, желающие вывести новый продукт на рынок, могут протестировать спрос без необходимости больших первоначальных вложений в поиск правильной правовой структуры.
Банки про финтех
Другой пример положительного влияния регулирования на развитие финтеха – Швеция. В стране, где более 80% населения пользуется онлайн-банкингом, банки массово закрывают отделения. Показательно, что важнейшим драйвером закрытия отделений стали не стартапы, а сами банки. Запущенный в 2003 г. единый клиентский идентификатор BankID изначально был разработан консорциумом банков, а потом поддержан и принят государством. На сегодняшний день BankID пользуется 80% жителей страны. Пройдя идентификацию единожды, пользователь больше не должен посещать отделения и заново подавать все документы. Одним из примеров использования BankID является мобильное приложение для платежей Swish, запущенное менее пяти лет назад крупнейшими шведскими банками. Приложение позволяет за считанные секунды переводить деньги между банковскими счетами различных банков. На сегодняшний день большая часть населения Швеции применяет Swish, а среди современного поколения приложение серьезно потеснило использование наличных.
Хотя регулирование финтеха в России и не отличается сильной прогрессивностью, сказать, что именно оно является основным препятствием на пути развития индустрии, нельзя. Финтех в России оказался чуть ли не в худших условиях среди всех мировых рынков совсем по другим причинам. С одной стороны, российские банки исторически не отягощены архаичными IT-системами, как, например, их американские коллеги, и показали, что умеют быстро меняться (Альфа-банк, Сбербанк, «Открытие»). С другой – в нашей стране относительно небольшая доля сегмента underbanked (который стал основным драйвером роста финтеха в Азии).  
По сути, в России никакой борьбы финтеха и банков не было и не предстоит. Есть несколько довольно успешных финтех-стартапов, которые нашли ниши и уникальные модели, где банки не представлены в силу определенных причин. Но говорить о какой-то серьезной конкуренции с банками не приходится. При этом существует целая прослойка стартапов, активно работающих на рынке b2b и продающих свои продукты банкам.  
С момента знаменитой фразы Билла Гейтса о том, что людям нужны банковские услуги, но не нужны банки, прошло уже почти 25 лет. Очевидно, что масштаб финансовой экосистемы позволяет создавать относительно большие бизнесы даже в сегментах, не занятых банками. Но потеснить сами банки с их исторически сильных позиций финтех-стартапам пока не удалось. Даже в самых развитых финтех-сегментах – таких как потребительское кредитование – доля новых моделей составляет не более 2%. И чем дальше, тем сложнее будет расти многим финтех-стартапам, ведь скорость изменения банков может быть впечатляющей. Так, например, в Goldman Sachs уже сейчас треть персонала – это компьютерные инженеры, а один программист заменяет четырех высокооплачиваемых трейдеров.
Опыт показывает, что финтеху будет очень сложно подвинуть банки. Именно поэтому финтех 2.0 – это необходимый шаг в эволюции индустрии, который должен помочь финтеху перейти в мейнстрим. При этом финтех 2.0 открывает стартапам дорогу в другие секторы. Ведь помимо симбиоза с банками финтех имеет огромный потенциал в связке с другими крупнейшими консьюмерскими игроками. Интернет-компании, ритейлеры, телекомоператоры – все они видят в финтехе огромные перспективы и при этом зачастую не имеют опыта работы с финансовыми продуктами. Развитие финтех-стартапов с такими партнерами, имеющими доступ к данным и аудитории, позволит индустрии перейти к более сбалансированному развитию, когда ее стабильность не будет так зависеть от внешнего фондирования, а сами финтех-компании наконец начнут зарабатывать прибыль для своих акционеров.-

http://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2017/04/19/686319-banki-dognali

18 Апреля 2017 В России появятся дешевые кредиты
Создать на базе ВЭБа фабрику проектного финансирования председатель правительства Дмитрий Медведев поручил в феврале – и теперь в правительство поступили предложения Минэкономразвития. «Ведомости» ознакомились с ними.
Проектное финансирование в России – в заколдованном круге, сетовал министр экономического развития Максим Орешкин: «Банки говорят, что нет проектов, поэтому мы ничего не финансируем. Компании говорят: зачем проекты подготавливать, все равно финансирования не получим». Разорвать круг Минэкономразвития хочет с помощью ВЭБа: банк будет искать интересные инвесторам проекты, входить в их капитал, чтобы помочь привлечь длинные и дешевые деньги. Представитель министерства подтвердил, что документ отправлен, но комментировать его не стал.

Финансирование должно предоставляться надолго (до 15 лет) и по фиксированной ставке. Она не должна превышать сумму трех элементов: целевая инфляция в 4%, рыночная оценка доходности (на базе инфляционных облигаций) и премия за кредитный риск (не выше 350 базовых пунктов). Сейчас ставка не превысила бы 10,75%. Чтобы сделать проектное финансирование более привлекательным, ВЭБ должен будет защитить синдикат инвесторов: компенсировать разницу между целевым индикатором и краткосрочными плавающими ставками, к примеру, денежного рынка – как вариант, через процентный своп. Если инфляция и ставки пойдут вверх, ВЭБ возьмет потери инвесторов на себя, а затем получит компенсацию из бюджета. Инвесторы не ждут, что инфляция надолго закрепится в районе целевых 4%, поэтому этот риск и возьмет на себя государство, объясняет чиновник.
Это будут самые дешевые на рынке деньги, указывает советник Dentons Илья Скрипников: сейчас ставка на такой срок – 12–15%, при проектном рефинансировании – 11,25–11,5%. На 15 лет деньги выдают редко, а на 10–12 лет – под 11–12%, говорит партнер EY Алина Забаровская. Сейчас из-за высокой стоимости финансирования остаются лишь проекты с высокой, но волатильной доходностью, а проекты, где она устойчива, но не экстремально высока, выпадают, говорит чиновник. Цель – более быстрый рост экономики за счет повышения инвестиционной активности, не прибегая к эмиссии или накоплению скрытых убытков на балансе ВЭБа, заверяет чиновник.
Представители Минфина и ВЭБа отказались от комментариев.
В долгосрочной перспективе потерь у бюджета не будет, говорит чиновник: правительство и ЦБ четко ориентируются на стабильные 4% инфляции, рисков сильного и продолжительного отклонения нет.
Исходя из доходностей облигаций с фиксированным купоном, инвесторы, покупающие инфляционные облигации, ждут средней инфляции до 2023 г. в 4,8%, говорит аналитик Райффайзенбанка Денис Порывай.

Согласно стратегии ВЭБ направит на финансирование проектов 770 млрд руб. до 2021 г., по 110–120 млрд руб. в 2017–2018 гг. Какая тут часть – длинные деньги, не определено, но вместе с деньгами соинвесторов это будут сотни миллиардов рублей, говорит федеральный чиновник: проекты должны быть в приоритетных для ВЭБа отраслях: инфраструктура, высокий передел, инновации, экспорт.
Доля собственных средств инвесторов должна быть не менее 20% – остальное долговое финансирование. Если от проекта есть положительный внешний эффект, то государство может поддержать его госгарантиями или субсидировать ставку. Главное – не повторять ошибок, когда ВЭБ кредитовал заведомо убыточные проекты, говорит федеральный чиновник. Минэкономразвития предлагает, чтобы с 2018 г. доля ВЭБа (через долг или капитал) подобных структур не превышала 30%. Схожий принцип применен в РФПИ, объясняет чиновник. ВЭБ также сможет иметь миноритарные пакеты и через акционерные соглашения блокировать действия, создающие риски для инвесторов. Схожий эффект в России обеспечивал ЕБРР, напоминает чиновник, – его инвестиции были гарантией качества корпоративного управления. Участие ВЭБа добавит уверенности другим кредиторам, подтверждает партнер PwC Дмитрий Ковалев.
Больше половины
52% профинансированных ВЭБом проектов – инфраструктурные, согласно его данным. Правда, существенная часть (около 250 млрд руб.) – инвестиции в строительство объектов к Олимпиаде в Сочи
Чтобы помочь ВЭБу привлекать инвесторов различного типа, Минэкономразвития предлагает структурировать финансирование через синдицированные кредиты, а денежные потоки от проекта будут разделены на транши с разным уровнем доходности и риска. Держатели транша A меньше заработают, но будут первыми в очередь на получение денег при дефолте заемщика, а держатели транша B за более высокую ставку будут первыми нести потери. Первый транш могли бы выкупить пенсионные фонды, второй – остальные инвесторы вместе в ВЭБом, следует из презентации Минэкономразвития. Каждый транш сможет получать свой кредитный рейтинг, что позволит банкам снижать норму резервирования. Транши позволят снизить общую долговую нагрузку проекта, улучшить его экономику и привлечь больше инвестиций НПФ, указывает Скрипников.
Сейчас транши разрешены Гражданским кодексом, но регулирование в законах недостаточно подробное и при банкротстве все кредиторские договоренности рассыпаются, говорит федеральный чиновник: Минэкономразвития хочет подготовить поправки в законы о банках и позже – о банкротстве. Сейчас при банкротстве нет гарантии, что кредиторы по траншам А получат деньги полностью и в первую очередь, признает управляющий директор Газпромбанка Павел Бруссер: у суда может быть свое мнение. Согласно постановлению пленума Верховного суда № 54 соглашение кредиторов не обязательно для должника, не участвовавшего в нем, добавляет менеджер другого госбанка.
Господдержка ВЭБа будет зависеть от его финансовой устойчивости
Такое снижение стоимости денег и поддержка через вхождение в капитал может привести к бурному росту числа инвестпроектов в инфраструктуре, оптимистичен исполнительный директор Центра развития ГЧП Максим Ткаченко. Но важно, на проекты какого размера ВЭБ будет выделять деньги, говорит Заборовская: госбанки нацелены на крупные – 2–5 млрд руб., а их мало, зато на рынке очень много хороших проектов до 1 млрд руб. Стоимость проекта, который ВЭБ может финансировать по такому принципу, Минэкономразвития пока не определило. Сейчас на сайте ВЭБа говорится, что стоимость инвестпроектов должна превышать 2 млрд руб. Главное, чтобы ВЭБу хватило возможности кредитовать не только политически значимые проекты, а государству – средств, чтобы компенсировать возможные потери, указывает Ткаченко: «Иначе история повторится».

http://www.vedomosti.ru/economics/articles/2017/04/18/686081-deshevie-krediti

17 Апреля 2017 Занимают только должники
Доля кредитов заемщикам без кредитной истории в совокупном объеме выдач по итогам 2016 года опустилась ниже 20%. При этом, если в 2015 году более половины ссуд "новичкам" банки выдавали через кредитки, риски по которым контролировать проще, в 2016 году доля таких выдач снизилась. Новых качественных клиентов, готовых взять кредит, становится все меньше, при этом многие опасаются сложно структурированных карточных продуктов.

Объединенное кредитное бюро (ОКБ, входит в топ-3 БКИ) проанализировало структуру выдач кредитов в 2016 году на основе данных 232,5 млн кредитных историй 66,5 млн граждан. Всего за прошлый год банки выдали 26,5 млн новых розничных ссуд на сумму около 3,3 трлн руб. При этом на кредиты новым заемщикам (без кредитной истории) пришлось лишь 19%, в то время как годом ранее — 22%, а в 2014 году — 24%. "Снижение доли кредитов, выданных новым заемщикам, связано с истощением базы новых клиентов,— полагает зампред правления Райффайзенбанка Андрей Степаненко.— Большинство граждан, которые хотели взять кредиты, это уже сделали". По прогнозам гендиректора Frank Research Group Юрия Грибанова, количество новых кредитов в общем портфеле и дальше будет сокращаться, поскольку проникновение банковских услуг, в том числе и кредитных, приближается к своему физическому пределу.

Теперь банкиры рады новым заемщикам, и отсутствие кредитной истории уже не воспринимается ими как минус. В пресс-службе ВТБ отметили, что отсутствие кредитной истории не является стоп-фактором в получении кредита и в большинстве случаев не трактуется как негативная информация. "У нас уровень одобрения по кредитам заемщикам без истории составляет примерно 30-35% в зависимости от продукта,— говорит Андрей Степаненко.— Если это зарплатный клиент или он пользовался счетами в банке, то 50-60%".

В условиях сокращения числа новых заемщиков банки вынуждены считаться с их предпочтениями. Самим банкам с точки зрения рисков комфортнее выдавать клиентам без истории кредитки. "Кредитная карта — оптимальный с точки зрения банка первый продукт для клиента без кредитной истории,— говорит старший вице-президент ВТБ 24 Андрей Гулецкий.— Например, если клиент оценен как высокорисковый, можно ограничивать лимит при выдаче с последующим его увеличением для тех, кто обслуживает свою задолженность в срок". Доля выдач ссуд новичкам через карты растет в кризисные периоды. Так, если в 2014 году на кредитки пришлось 42% всех выданных новичкам ссуд, то в 2015 году на фоне ухудшения экономической ситуации и платежеспособности граждан — 51%. По итогам 2016 года этот показатель снизился: на карточки пришлось менее половины (48%) выдач гражданам без историй. По мнению гендиректора ОКБ Даниэля Зеленского, в 2016 году рынок начал восстанавливаться после кризиса, что сказалось на снижении доли кредитных карт и росте доли кредитов наличными. На кредиты наличными пришлось 33% всех выдач клиентам без историй.

Такое перераспределение долей отражает и предпочтения самих заемщиков. Если брать совокупные выдачи за 2016 год, 81% которых приходится на заемщиков с историей, то в них явным лидером выглядят кредиты наличными — 45% и лишь 30% приходится на кредитки. "Кредитная карта — более сложный продукт для заемщика, который не имеет четких сроков погашения и невыгоден, если нужны наличные деньги,— говорит аналитик "Алор брокер" Кирилл Яковенко.— Те же, кто избегал кредитов и вынужден обратиться к ним впервые, выбирают продукт даже более тщательно, чем бывалые заемщики". Вероятно, добавляет Андрей Степаненко, стоит ожидать роста портфеля выдач наличных среди новых кредитов.

Светлана Самусева

http://www.kommersant.ru/doc/3273800?utm_source=kommersant&utm_medium=finance&utm_campaign=four

12 Апреля 2017 ЦБ предпочитает лицензии
Не успев получить полномочия по надзору за аудиторской отраслью, Банк России уже начал знакомиться с рынком. По информации "Ъ", в понедельник состоялась закрытая встреча с крупнейшими участниками рынка для обсуждения его дальнейшего регулирования. Судя по дискуссии, одним из первых вопросов может стать отказ от саморегулирования и возвращение к практике выдачи лицензий аудиторским компаниям.

Как стало известно "Ъ", в понедельник вечером состоялась закрытая встреча руководителя департамента корпоративных отношений и будущего куратора аудиторского рынка Елены Курицыной с представителями крупнейших аудиторских компаний. По информации "Ъ", на встрече присутствовали представители "большой четверки", а также ФБК и БДО "Юникон". "С учетом поручений, данных на совещании у Игоря Шувалова, Банк России изучает позиции и мнения различных заинтересованных в развитии аудиторского рынка сторон,— сообщили в пресс-службе ЦБ.— Для этого в понедельник было проведено рабочее совещание, на котором присутствовали представители аудиторской отрасли, в том числе и из "большой четверки"".

По словам участников встречи, основной темой обсуждения стало регулирование отрасли после передачи надзорных полномочий ЦБ. "У Банка России, насколько я понял, нет сформированной позиции по развитию рынка аудита,— отметил один из собеседников "Ъ".— Именно поэтому ЦБ предложил начать совместную работу по составлению плана реформы регулирования в аудите". По мнению партнера EY Игоря Буяна, это логично и правильно, что, перед тем как приступать к непосредственному регулированию, ЦБ знакомится с представителями бизнеса и узнает их мнение. "Начинать работу с рынком с самых крупных участников — устоявшаяся практика,— отмечает представитель одной из крупных брокерских компаний.— На нашем рынке принята такая схема работы: самые крупные компании общаются напрямую с центральным аппаратом ЦБ, за ними закреплены отдельные кураторы; компании средних размеров взаимодействуют с регулятором через ЦФО; мелкие — через территориальные органы".

Примечательно, что на встречу не пригласили представителей двух саморегулируемых организаций (СРО) на аудиторском рынке, хотя сейчас именно они выступают, по сути, посредниками между регулятором и рынком. По словам собеседников "Ъ", в СРО узнали о встрече в ЦБ постфактум. Впрочем, на то были причины, указывают участники встречи. "Регулятор задал важный вопрос, нужно ли рынку аудита саморегулирование,— рассказывает собеседник "Ъ".— И ни один из присутствовавших на встрече не нашел аргументов в пользу саморегулирования". Велика вероятность, что в дальнейшем рынок аудита будет функционировать без СРО, решили участники рынка, отметив, что такая перспектива их устраивает. Такой подход означает, по сути, возврат лицензирования на аудиторский рынок. "ЦБ в свое время был весьма жестким регулятором в сфере аудита, но рынок понимал его требования и старался им соответствовать,— считает замглавы компании "Финэкспертиза" Наталья Борзова.— Сейчас же саморегулирование в аудите не работает, так как, по сути, дублируется госконтролем".

В СРО РСА с таким подходом категорически не согласны. "Саморегулирование в аудите сохранять необходимо,— отмечает председатель правления СРО РСА Людмила Козлова.— ЦБ в первую очередь интересует аудит банков и иных общественно значимых организаций, в то же время есть громадное число аудиторов, кто проверяет отчетность подпадающих под обязательный аудит, например, по выручке. Хватит ли у ЦБ сил и возможностей контролировать там качество? А у СРО — хватит, это привычная работа". Глава СРО ААС Ольга Носова от комментариев отказалась.

По мнению других участников рынка, поднадзорных ЦБ, СРО необходимы для конструктивного диалога с регулятором. "Лоббирование интересов отрасли через СРО выгоднее, поскольку подразумевает выработку некоей консолидированной позиции отрасли, а не разрозненные интересы отдельных участников, которые могут и не совпадать",— говорит советник президента НАПФ Валерий Виноградов.

У представителей СРО аудиторов в ближайшее время будет возможность обсудить с ЦБ свое будущее. По информации "Ъ", в пятницу в ЦБ состоится закрытое мероприятие под названием "стратегическая сессия", на которое приглашены представители Минфина, Федерального казначейства, Росимущества, аудиторского сообщества и СРО. Участие в мероприятии подтвердили "Ъ" Ольга Носова и Людмила Козлова.

Вероника Горячева, Павел Аксенов, Мария Сарычева

http://www.kommersant.ru/doc/3268545?utm_source=kommersant&utm_medium=finance&utm_campaign=four

12 Апреля 2017 Татфондбанк нарастил минус
В истории затяжного падения Татфондбанка поставлена точка — кредитная организация признана банкротом. Финальная оценка масштаба проблем в банке оказалась существенно выше --118 млрд руб.,— чем на момент отзыва лицензии. Судя по практике банкротств, и нынешняя оценка неокончательная: после банкротства заемщики массово перестают погашать кредиты, что существенно увеличивает итоговую дыру, указывают эксперты.

Вчера Арбитражный суд Татарстана признал второй по величине банк региона Татфондбанк (ТФБ) банкротом с дырой более 118 млрд руб. Лицензия у ТФБ была отозвана 3 марта, через три месяца после начала переговоров с властями Татарстана о механизмах финансового оздоровления банка. В своем пресс-релизе ЦБ сообщил, что санация не представлялась возможной "на разумных экономических условиях" из-за низкого качества активов банка. На момент отзыва лицензии размер дыры в банке оценивался в 97 млрд руб. До введения в банк временной администрации в декабре 2016 года размер дыры оценивался намного скромнее — около 43 млрд руб.

Вчера в пресс-службе ЦБ пояснили, что рост дефицита величины активов для удовлетворения требований кредиторов до 118,3 млрд руб. вызван их переоценкой после отзыва лицензии. "Это обусловлено низким качеством активов, стоимость которых была оценена временной администрацией в ходе обследования финансового состояния банка в соответствии с требованиями нормативных актов Банка России,— уточнили в ЦБ.— Основная доля активов, подвергшихся переоценке, приходится на вложения в ценные бумаги, а также на ссудную задолженность юридических лиц по причине ухудшения их финансового положения и длительного необслуживания имеющейся задолженности".

Дело ТФБ примечательно в нескольких отношениях. Во-первых, ЦБ открыто признал, что о проблемах банка регулятору было известно как минимум за год до печального финала, однако поверил обещаниям акционеров, что необходимая помощь банку будет предоставлена. До сих пор таких заявлений регулятор не делал. Во-вторых, одновременно с отзывом лицензии было возбуждено дело о мошенничестве одного из крупнейших акционеров банка и его председателя правления Роберта Мусина, и он был арестован. Также в рамках уголовного дела о мошенничестве с деньгами вкладчиков ТФБ были арестованы экс зампред правления банка Сергей Мещанов и зампред правления Вадим Мерзляков. Это редкий случай задержания лиц, причастных к краху банка. Последний раз это удалось сделать при аресте главы и одного из крупнейших акционеров Внешпромбанка Ларисы Маркус в конце 2015 года. Внешпромбанк побил рекорд среди банков по размеру дыры — на момент отзыва лицензии она оценивалась в 210 млрд руб. ТФБ занял второе место.

Впрочем, дыра в ТФБ может подрасти в процессе банкротства. 118,3 млрд руб.— это еще не финал, предупреждают эксперты. "Это оценка на тот момент, когда был подан иск о банкротстве, практически всегда впоследствии дыра вырастает,— указывает партнер БДО Денис Тарадов.— Это может быть связано как с самой оценкой баланса временной администрацией, так и с тем, что многие клиенты после банкротства перестают погашать задолженность, что увеличивает объем проблемных ссуд банка".

Юлия Локшина

http://www.kommersant.ru/doc/3268546?utm_source=kommersant&utm_medium=finance&utm_campaign=four

5 Апреля 2017 Финансовая защита по ГОСТу
Как стало известно "Ъ", ЦБ закончил работу над государственным стандартом защиты информации финансовых организаций. На данный документ ЦБ будет ссылаться в своих нормативных актах, регулирующих требования к информационной безопасности. Новым ГОСТом вводится обязательная сертификация средств защиты информации для всех компаний финансового рынка. Участники рынка считают, что требование тотальной сертификации невыполнимо из-за его дороговизны и особенностей российской IT-индустрии.

О том, что технический комитет ЦБ завершил работу над государственным стандартом в сфере информационной безопасности финансовых организаций (есть в распоряжении "Ъ"), сообщили источники "Ъ", знакомые с ситуацией. Новый ГОСТ, по словам одного из собеседников "Ъ", планируется обсудить и, возможно, утвердить на ближайшем заседании комитета (комитет N122, в который входят представители регулятора, органов власти, специалисты профильных компаний и т. д.), которое состоится 13 апреля. Если документ получит добро от всех профильных ведомств (ЦБ, Ростехрегулирование, Росстандарт и т. д.), на него в дальнейшем будет ссылаться Банк России в своих нормативных актах, регулирующих требования к информационной безопасности. С учетом всех официальных процедур новый ГОСТ может вступить в силу в 2019 году.

ГОСТом вводится дифференцированный подход при определении уровня защиты информации, которые Банк России будет присваивать для каждой поднадзорной организации. Всего уровней будет три — минимальный, стандартный и усиленный. Присваиваться они будут в зависимости от вида деятельности, состава реализуемых бизнес- и технологических процессов, объема финансовых операций и других факторов.

Однако главная новелла ГОСТа коснется всех финансовых компаний вне зависимости от присвоенного им уровня защиты информации. В приложении к документу, описывающему базовый состав мер по реализации процесса системы защиты информации, содержится требование, чтобы технические меры защиты информации имели сертификат соответствия стандартам Федеральной службы по техническому и экспортному контролю (ФСТЭК). Организациям, которым присвоен минимальный, третий уровень защиты информации, необходимо будет обеспечить наличие IT-решений, сертифицированных не ниже 6-го класса (показатель защищенности от несанкционированного доступа к информации), компаниям второго уровня — не ниже 5-го класса, организациям первого уровня — не ниже 4-го класса. "Сертификация, безусловно, необходима с точки зрения обеспечения доверия к инструментам защиты",— считает руководитель направления по работе с финансовым сектором компании "Актив" Никита Нецкин.

С ним соглашаются и другие опрошенные "Ъ" специалисты по IT-безопасности, однако их беспокоит, что данная норма может оказаться невыполнимой. "Чтобы сертифицировать программное обеспечение на 5-й и 4-й классы, необходимо предоставить исходный код средств защиты. Для многих иностранных разработчиков средств защиты, а их большинство на российском рынке, это будет непросто",— говорит бизнес-консультант Cisco по информационной безопасности Алексей Лукацкий. По словам представителя одного из крупных банков, тотальная сертификация не сможет быть проведена и из-за недостатка на рынке лабораторий, проводящих исследования программного обеспечения (ПО) на предмет соответствия требованиям безопасности. "В лаборатории встанут очереди. И, скорее всего, бесконечные",— сетует он. Другой собеседник "Ъ" указывает на то, что сертифицируется только определенная сборка ПО и при каждом обновлении системы потребуется проводить сертификацию заново. По словам господина Нецкина, на данный момент нет возможности оперативно обновлять сертифицированные продукты, что критично для сетевых экранов и антивирусов. Впрочем, говорит он, сейчас ФСТЭК активно работает над созданием сертифицированных систем с возможностью оперативного устранения уязвимостей.

По словам опрошенных специалистов, цена сертификации одного программного продукта обходится примерно в 3-5 млн руб. "В банках, к которым ранее были присоединены другие кредитные организации, может насчитываться от 10 до 50 таких ИБ-решений",— говорит господин Лукацкий. Один из собеседников "Ъ" сравнил финансовые затраты на выполнение требования об обязательной сертификации с затратами на исполнение "закона Яровой".

http://www.kommersant.ru/doc/3261725?utm_source=kommersant&utm_medium=finance&utm_campaign=four

5 Апреля 2017 Биткоин для бедных
6 апреля публично стартует один из самых масштабных экономических экспериментов в сфере цифровых финансов — компания Humaniq начнет выпуск криптовалюты, интегрированной с системой биоидентификации пользователя, электронным банкингом, системой исполнения контрактов на базе технологий блокчейн и возможностями мелких платных услуг в создаваемой сети. Humaniq поддерживается частью комьюнити биткоин-индустрии и намерена стать "криптовалютой и банком для бедных" с аудиторией 2 млрд человек с особым акцентом на Индии. Любой результат проекта даст данные для прогнозов будущего места блокчейн-технологий в мировых финансах.

Проект Humaniq, который будет представлен 6 апреля на конференции BlockShow Europe 2017 в Мюнхене, создан командой представителей блокчейн-индустрии. Глава проекта — Алекс Форк, основатель акселератора Future Fintech и партнер по проекту Etherium его создателей Виталика Бутерина и Владислава Мартынова, директор по маркетингу — Ричард Кастелейн, издатель отраслевого портала Blockchain News. Один из партнеров — Дмитрий Каминский из инвестфонда DKV, ранее его называли одним из совладельцев банка "Интерактивный" (лицензия отозвана ЦБ в апреле 2016 года). Humaniq в декабре 2016 года собрал в ходе краудсорс-кампании около $170 тыс.

Запуск новой криптовалюты даже при поддержке "актива" индустрии, работающей с Bitcoin, вряд ли был бы интересен — идея же Humaniq заключается в интеграции более или менее известных наработок цифровых финансовых технологий и ряда социальных экспериментов. "Белая книга" проекта, выпущенная в конце 2016 года, сопровождается цитатами из Будды, Махатмы Ганди и румынского скульптора Констатина Бранкузи. Humaniq — проект, эмитирующий криптовалюту HMQ (стартовый курс во время "начального предложения", которое собственно, открывается 6 апреля — 1000 HMQ за платежную единицу системы Etherium). Трансакции в HMQ не анонимны, в отличие от Bitcoin. Они будут реализованы в сети Humaniq, доступ к которой предполагается представлять при "биоидентификации" пользователя по геометрии лица (поставщик технологии не раскрывается, но она уже используется в банкинге — в РФ с ней работают Альфа-банк и Почта-банк), а в перспективе — по голосовому профилю, платежная сеть будет доступна через смартфоны. Humaniq намерен и конвертировать свою валюту, HMQ, в национальные.

В сети, судя по презентации, возможны инвестиционные и квазибанковские услуги. Необычен маркетинг проекта: сеть ограничивает возможность "майнинга" для пользователя (предоставляя ему стартовый кредит в 500 HMQ), но дает доступ к недорогой работе в рамках концепции, аналогичной раннему проекту Mechanical Turk компании Google. Пользователь может заработать $30-60 в месяц, на проверке работоспособности сайтов, уточнении геолокации и т. д. Контракты в сети Humaniq реализованы на блокчейн-платформе Etherium и, видимо, должны ее популяризовать. При этом компания не скрывает, что ее цель — не работать с аудиторией Bitcoin (до 10 млн пользователей), а обеспечивать принципиально новым сервисом до 2 млрд человек, лишенных доступа к современным банковским услугам, но имеющим смартфон и доступ к мобильным и интернет-сетям.

"Уникальное торговое предложение" Humaniq, "Банкинг 4.0" — скорее социальная, а не коммерческая идея. Пока ничто не говорит о будущем широком распространении новой криптовалюты. Инициаторы наметили "глобальную экспансию" на сентябрь 2017 года, когда уже станет ясно, работает ли интеграционное предложение Humaniq. Важно, что проект станет крупнейшим экспериментом в этой сфере. Пока дискуссии о "социальной революции", вызванной распространением блокчейн-технологий и криптовалют в мире, в силу нишевости Bitcoin и подобных проектов, были скорее теоретическими и утопическими.

Дмитрий Бутрин

http://www.kommersant.ru/doc/3261975?utm_source=kommersant&utm_medium=economic&utm_campaign=four

3 Апреля 2017 «Нынешнее соотношение рубля к доллару — объективный показатель»
На минувшей неделе курс рубля вышел на очередной рекорд, достигнув высот, невиданных с июня 2015 года. Минфин и Центробанк разошлись во взглядах на сильный рубль: Антон Силуанов убежден, что российская валюта переоценена на 10-12 процентов, Эльвира Набиуллина считает, что нет. "Огонек" обратился к руководителю Центра внешнеэкономических исследований Института США и Канады РАН Михаилу Портному с просьбой пояснить, кто ближе к истине и какого курса рубля ждать к лету

— Михаил Анатольевич, почему у российских властей не получается уронить рубль? Силуанов открытым текстом заявил, что рубль переоценен на 10-12 процентов...

— А Набиуллина уже ответила, что не согласна с такой оценкой. Впрочем, ни Минфин, ни ЦБ не разглашают методику, как они считают, переоценена российская валюта или нет. Так что сначала пусть опубликуют методику, потом, глядишь, найдутся желающие проверить расчеты, и только после этого можно будет уверенно сказать, кто прав. Курсы валют — весьма условный показатель реального веса денежной единицы. За словами Силуанова стоит желание дать сигнал на снижение курса рубля, чтобы увеличить поступления в бюджет. Ведь когда "Газпром" продает доллар за 60 рублей, отчислений в бюджет будет больше, чем при курсе 50 рублей за доллар. Но реально у Минфина мало возможностей влиять на объективные процессы, идущие без какого-либо вмешательства властей. На самом деле, если нужно, уронить рубль несложно: напечатать в нужном количестве и вбросить в экономику. У такого подхода есть немало сторонников, которые свято убеждены, что от этого экономика вырастет. Наивные люди! Хорошо, что у Центробанка иные приоритеты: там гордятся тем, что удерживают инфляцию на уровне около 4 процентов. И отступать от этого явно не собираются. А у Минфина, которому нужен дешевый рубль, чтобы сводить бюджетные концы с концами, нет таких возможностей и полномочий, как у ЦБ, чтобы всерьез воздействовать на рынок. Все, что Минфин мог,— это прикупить немного долларов на бирже, увеличив тем самым валютные резервы. Центробанк мог бы сделать то же самое в больших масштабах, но не сделает хотя бы до выборов президента из-за угрозы роста инфляции.

— И потому рубль будет крепчать и впредь?..

— В России сей факт — укрепляющийся рубль — мало кого сегодня радует, так как он отрицательно сказывается на бюджете и затрудняет экспорт. Сохранится ли такая ситуация, зависит от нефтяных цен. С последними же ясности нет. Вспомните, ходили разговоры, что американские сланцевые газ и нефть дорогие, что немало времени потребуется, прежде чем они станут дешевле, а в реальности все вышло иначе, и даже недавнее решение ОПЕК о сокращении нефтедобычи не оказало существенного влияния на цены — Штаты способны увеличить поставки своей нефти в любой момент. С другой стороны, то, что нефть "отросла" до 50 долларов за баррель, уже хорошо, если вспомнить, что год назад она стоила 40.

— После того как власть закончила двухмесячные закупки валюты для пополнения резервов, предсказанного сокращения курса рубля не произошло. Почему?

— Это нам с голубых экранов твердили, что вели массовые закупки валюты, но насколько они действительно были масштабными? Я видел данные о состоянии бюджета-2017 — там сейчас образовался профицит, потому что "цена отсечения" на этот год — в районе 40 долларов за баррель, так что все, что выше этого "порога", автоматически идет в резервы. А политика Минфина вообще становится понятной только задним числом. Многое из того, что они делают, лично у меня вызывает вопросы. И один из них: почему закупку долларов ведет Минфин, а не Центробанк?

— То есть тот факт, что после такой закупки рубль не упал, вас не смущает?

— Ответ понятен: так вышло именно потому, что операции проводил Минфин. Центробанк, как уже было сказано, был бы вынужден вбросить на рынок рубли, и вот тогда курс рубля пошел бы вниз точно, а минфиновские рубли потрачены на пополнение наших резервных фондов.

— Эксперты убеждены, что при нынешней цене на нефть доллар должен стоить 63-64 рубля...

— Я скептически отношусь к таким расчетам: один эксперт посчитает и у него получится 50 рублей за доллар, у другого — 80... Единой методики расчета нет.

— А что есть?

— Есть объективные причины: платежный баланс, соотношение спроса и предложения на валюту, предложение доллара на ММВБ, зависящее от объемов ее продаж экспортерами, прежде всего энергоресурсов, рыночный спрос на валюту от импортеров, объемы поставок которых существенно сократились за годы санкций. Все это экономическая реальность, как раз и приводящая к цифре 56,64 рубля за доллар. Это действие рынка. Все остальное — прогнозы, расчеты, мнения экспертов — субъективно.

— Ведет ли рубль себя как-то особенно на фоне других валют развивающихся стран?

— Нет, он из общей тенденции не выбивается. В России сложилась экономика сырьевой зависимости, так называемая монокультурная экономика. Так что курс рубля будет и дальше отражать прежде всего ценовые колебания нефти. И это характерно для многих развивающихся стран.

— Иными словами, укрепление валют 7 из 10 развивающихся стран — это тенденция?

— Не такое уж сильное укрепление! Рубль, как уже было сказано, прочно привязан к нефти, цена на которую — 50-51 доллар за баррель. Для рубля это хорошо, курс растет. Но одного этого было бы мало. Нужны еще причины, чтобы доллар слабел. И они есть и связаны прежде всего с реакцией финансовых кругов США на политику Трампа и на нефтяные котировки. Хотя, объективности ради, доллар сегодня больше реагирует на первое — прежде всего на введение ограничений США в торговле с Китаем и с той же Мексикой. Не удивлюсь, если, с учетом этой ситуации, на мировом валютном рынке ведутся операции, о которых широкой общественности ничего не известно, так сказать, "операции заинтересованных участников".

http://kommersant.ru/doc/3241401